Ищем!

четверг, 14 октября 2010 г.

Муки творчества 2

было время, писала рассказики, вдохновленная онлайн игрой, не буду делать рекламу  какой :))
здесь мои рассказы, и рассказы написанные в паре, авторство другого человека не собираюсь утаивать... итак:


ХЕРЕС

     За массивными стенами Гирана как всегда было много горожан и торговцев, да и просто зевак, что приехали поглазеть на довольно большой по меркам страны город.
Он проснулся от шума торговцев на площади, уже наступило утро, и все спешно раскладывали свои товары, предвкушая удачную торговлю на выходной день. А проснулся он собственно от того, что народ оживленно, на разные голоса обсуждал вчерашний Королевский турнир, и какой то неумеха к полной картине обрушил лавку с доспехами под окном. Орк издал гортанный звук, похожий на рычание, голова дико болела, глаза, или то, что было сейчас вместо них, никак не хотели открываться и явить хозяину мир во всей своей красе, а если быть точнее, даже потолок его комнаты.
    Чтобы сесть, ему пришлось приложить немало усилий, особенно оторвать от подушки непомерно тяжелую голову. Кровать предательски скрипнула и переломилась пополам. Громко выражаясь и ругая тех, кто создал это несуразие он сел на пол и схватился за голову руками. Что же было вчера?? Оглядел комнату, в углу стоял огромный двуручный меч, на нем крупными буквами было написано "Достойному победителю Королевского турнира". Данная надпись не вызвала никаких ассоциаций, только как-то подозрительно заныл затылок.
"Хм.."-пробурчал орк.
     Дверь открылась и зашла девушка, она робко положила на стол вычищенный до блеска шлем и, покосившись на меч, вылетела из комнаты. Из дверного проема показалась волчья морда. "О-о-о-о-!! Серый, иди ко мне, Дружище!". Странно, но при этих словах "серый" не только не подошел, но и дико завизжав и поджав хвост, сиганул с лестницы второго этажа, вылетел во двор, сбив с ног продавца с корзиной на голове. Из окна послышалась ругань и проклятья всему волчьему роду, его отцу, ему самому и его еще не родившимся волчатам.
Орк, явно не понимавший в чем дело, встал с пола, опираясь на колено, подошел к тазу в водой и засунул туда голову. "Бррррррр" разнеслось по всем комнатам, кое-где послышались звуки закрывающихся дверей. Вода оказалась ледяной. Не спеша, нацепил на себя доспехи. Взял меч, еще раз поглядел на него, нет…он не вызвал воспоминаний. Перекинул через голову ремень и отправился в город....
      Мало кто помнил его настоящее имя, все знали его как Хереса, после того как в после 16 лет его существования в деревне орков, обнаружили пьяное тело на дне огромной бочки с сильно перебродившим вином. Тогда старейшина понял, что такого детину ему просто не прокормить, и в спешном порядке провел ему обряд, после которого взрослый орк улетал на большую землю, в поисках своего места в мире.
     Торговая площадь встретила его молчанием, все словно превратились в каменные статуи во владениях медуз, следили только глазами за каждым его жестом.
    «Уважают!» - он еще сильнее выпятил свою грудь и расправил плечи. Тут подул легкий ветерок, принося с собой запах специй, что так любят в южных землях…
    Орк поморщился и чихнул. Когда он открыл глаза - вокруг уже никого не было, слегка удивленный таким раскладом, он направился к таверне, что стояла неподалеку от центра города…
      Как ни удивительно, но в таверне обстановка изменилась не на много, его встретили тишина и около десятка внимательных глаз, провожающих его следом…
     Когда он с грохотом опустился на сидение, разговоры снова разорвали стены харчевни, к нему подошел трактирщик, в ожидании заказа с белым, как простыня лицом, он мялся как собака, которой не давали и крошки хлеба.
      Есть было невозможно, за каждым его движением следили, ничего хорошего в этих глазах он не увидел, доев кабана до половины он расплатился с трактирщиком и замер в оцепенении. Смотря мимо лица старика на стену, на которой висела листовка «разыскивается», с изображения на стене он смотрел сам же на себя…монеты выпали из рук, он не стал их собирать. Очевидно, сопоставив все факты в голове, он представил, что может его ожидать, если он останется в городе.
     Идя по пустой мостовой, он глядел под ноги, рассуждая что делать. Правый бок постоянно чесался, он ругал местных крупных мух, которые частенько надоедали горожанам по ночам…стоп!..по ночам. Он остановился, правый бок пронзила легкая боль. Обернувшись через плечо, он увидел совершенно невминяемого от страха стража, который, очевидно, пытаясь его остановить просто боялся сказать хоть слово этому гиганту.
     Херес опустил взгляд, из под прорванной кожи доспехов тонкой струйкой сочилась кровь… Глаза орка покрылись кровавыми прожилками, он развернулся всем телом и отшвырнул из рук стража меч, юноша упал на спину и попятился с диким криком (еще долго потом он будет рассказывать своим детям, как он отважно защищался от орка одной лишь палкой, причем с каждым годом палка будет превращаться в дубину, а орк будет становиться все больше и беспощадней)…
    Они были уже не одни, стража сбежалась явно по указу кого-то из трактира. Призвав на помощь силу своего Бога, он снял меч с плеча и освободил его из ножен, тот яркими бликами ослепил на мгновение воинов…
     «Какого черта вам нужно, убирайтесь пока живы, прихвостни!» - он стоял прямо, расправив плечи, от чего казался еще больше, меч слегка подрагивал в его руке.
«Именем Короля, ты обязан пройти с нами, за твою голову обещана неплохая награда» - раздалось сзади.
    «Клопы, вы просадите их на карты, эль и бардельных куриц, я сказал убирайтесь!!! А то королевскому гробовщику будет чем заняться сегодня!» - его губы начали шептать какую то молитву, песок на мостовой вокруг него наполнился жаром, который стал подниматься по его ногам, вверх, вливаясь в его мускулы, мышцы на шее вздулись.
     «Грраааааааа!!!»-он сделал выпад ногой и земля под его ступней просела на почти 3 пальца вглубь.
     Он взял меч двумя руками и очертил перед собой полукруг, ожидая нападения.
   Но, когда он поднял глаза, на мостовой лишь лежало оставленное в спешке оружие, противники явно не собирались в этот вечер умирать.
    «А зря…»подумалось орку, закрыв глаза, он разочарованно и тяжело взоднул.
    В углу, прижавшись к стенке ящика, дрожал тот самый стражник, что прорвал ему доспехи, увидев его налитые гневом глаза мальчишка пустился в бега, Херес поднял с пола меч, отломил рукоятку, бросил лезвие на землю. Подкинул в ладони рукоять, и швырнул ему вслед …
«ААА!!» - беглец распластался на мостовой без сознания.
    Перекинув через плечо мальца, он направился не спеша в гостиницу. Встретив на первом этаже хозяйку, он буркнул, чтобы через 5 минут ему принесли теплую воду, а через 10 – готовый ужин. Хозяйка, дамочка не малых размеров, растворилась в дверном проеме кухни.
    Сбросив с себя ношу на пол, он пошлепал мальца по щекам, тот, видимо, погрузившись в приятные сны лишь отмахнулся от огромной руки как от мухи, перевернулся и обнял ножку стула, стоявшего неподалеку…
    «Тьфу ты!» - Херес ударил о пол кулаком.
    Юноша вскочил и, вспомнив все события, в ужасе уставился на орка.
    «Я хочу знать ЧТО было вчера на турнире?» - он сел рядом на пол, ожидая рассказа.
    «Тттурнир начался как пппланировввали, все представители ззззнатных родов. Уже намечался победитель…и ттттут ворота арены просто слетели с петель и на пороге появились Вы, с кружкой эля. Вы просили, нет, Вы требовали добавки, требовали судей на обед и делали намеки принцессе, а когда победитель попробовал вступиться - вы просто разбили ему о голову кружку эля и забрали у него меч победителя. Ни охрана, никто бы то ни было, не смогли остановить вас более, вы превратились в берсеркера, с обезумевшим взглядом. Наши солдаты до сих пор трясутся от страха при вашем имени. Зззато есть плюс - они больше никогда не притронутся к спиртному».
    «Ха-ха-ха-ха, а ты я вижу шутник!» - он ударил его по плечу так, что малый прогнулся до пола.
     Херес встал и подошел к окну, недолго глядя на возвращавшуюся к жизни торговую площадь, он повернулся к стражнику, губы скривились в усмешке, потерев вчерашнюю шишку, и сжав рукоятку меча, он проговорил: «Что же, думаю стоит пойти и извиниться перед принцессой!»...

***

МЁД

Disaster (12:33:07 25/01/2007)
можешь ли ты сковать мне кинжал из этого куска стали, что добыла я у пиратов?

Demigod (12:33:32 25/01/2007)
а все ли ресурсы у тебя есть, я кузнец, а не меценат

Disaster (12:36:51 25/01/2007)
есть, вот погляди (вываливает на стол мешок с необходимыми частями, отстегивает от пояса мешок с золотом и кидает на стол) этого хватит?

Demigod (12:37:35 25/01/2007)
золото можешь оставить себе, оно не интересует меня ныне

Disaster (12:38:58 25/01/2007)
(смеется) хочешь сказать что ты не ешь, что у тебя нету ртов чтобы кормить, не смеши кузнец, деньги нужны всем

Demigod (12:40:10 25/01/2007)
мое пропитание касается меньше всего людей, что вы можете знать про нашу общину?

справа от двери кузни есть занавесь - иди переодевайся, я уже не молод, а подмастерья у меня нет
ты, я погляжу, крепкая девчонка, вот и встанешь за меха

Disaster (12:42:07 25/01/2007)
у тебя даже нет денег на подмастерье...ты стар а дело передать некому кузнец, и ты еще говоришь, что я мало знаю про твою общину (усмехается и идет за занавеску)

Demigod (12:48:18 25/01/2007)
*ворчит в бороду, раскладывая инструмент, вспоминая, как утром сопроводил пинком вороватого мальчишку, который стоял на мехах последние пару месяцев*
смейся детка... смейся...
*громко*
фартук возьми на сундуке рядом... да выбирай кожу погрубей - огонь он не любит нежности

Disaster (12:53:09 25/01/2007)
*голос из-за занавески, с насмешкой
- сам стал грубее любой кожи, кузнец!
*разносится хохот
- мда.. увидели бы меня ребята мои, смеху было бы, давно я так не смеялась..
*выходит, лицо становится серьезным
- говори...

Demigod (12:55:55 25/01/2007)
*внимательно оглядывает с ног до головы*
да, крепкая девка...
*отворачиваясь к верстаку*
короб с углем стоит рядом с печью - закинь в печь пару лопат и вставай на меха... да не налегая поначалу со всей дури
*в бороду*
... ее-то я погляжу у тебя хватает

Disaster (13:03:56 25/01/2007)
- суровый ты.. только думай кузнец.. у тебя дело своё...а свое я хорошо знаю...(затронула рукоятку маленького метательного ножа, который держала всегда при себе, подходит к коробу и закидывает уголь, берется за дело)

Demigod (13:08:44 25/01/2007)
*усмехнувшись*
ну и гонор... в штольни тебя, деваха на пару месяцев, вмиг добрее станешь и солнышку и народу радоваться научишься...
*прикрикнув*
говорю ж аккуратней... на налегай поначалу со всей мочи...
*спокойней*
и зубами не скрипи... ух, глазищами сверкаешь...
*разбирая ресурсы и складывая их в разные кучи*
начнем, пожалуй... для начала рамки соорудим

Disaster (13:16:53 25/01/2007)
народу...тебя кузнец на острове ребенком не бросали ..тебя не оставляли, когда били за крошку хлеба, когда вместо игрушки, дарили сделанный на скорую руку кинжал - учили обращаться с оружием, когда холодными вечерами заглядываешь в окна домов....
(грустно) не говори мне ерунды гном, я не знаю любви к народу...

Demigod (13:22:01 25/01/2007)
потому вы и злые, люди...
наши своих сирот не бросают, да и чужих, случайно забредших в Элмор, на потеху гоблинам не оставят
у нас ценят не то, со скольких метров ты сможешь пробить череп дротиком, а то, что ты своими руками сделать способен
ребенок считается взрослым, когда либо полную корзину угля домой принес, либо молот смастерил
убивать - большого ума не надо, хотя кто-то в этом наловчился так, что ни одного места на теле уже нет, кровью не забрызганного...
эх...
потом сходишь - за печью кадка у меня 200-ведерная... там вода теплая всегда... хоть отмоешься... и от угля тоже

Disaster (13:29:57 25/01/2007)
сравниваешь меня с дроу, гном.. зря...я бессмысленных убийств не делаю, калечу если только(поглядела на руки гнома, потом в глаза, отвернулась)
- вот к тебе я спиной могу повернуться, а ко мне уже давно никто спиной не поворачивается(через плечо)убивать...(рассмеялась)ворчливый ты стал, ей богу, как будто убийц не видел...я граблю таких же как я, похищаю сокровища мира, что давно забыты своими хозяевами...(поднимает глаза и поворачивается) а ведь и тебя я помню.. старик (достает из-за пазухи книжечку и кошелек с надписью "Дэмигод") помнишь?

Demigod (13:36:42 25/01/2007)
*отшатнулся*
как ты меня узнала? для всех я мертв давно

Disaster (13:39:56 25/01/2007)
*улыбка скользнула по лицу
тебя я бы узнала из тысячи, я помню в порту было дело, я была совсем ребенком, ты увидел меня и дал угощение, а в это время из кармана у тебя вытащили вещи, я пыталась вернуть, но ты испарился, как воздух...с тех пор и искала...
*кинула вещи на стол и отвернулась ни сказав больше ни слова..

Demigod (13:45:49 25/01/2007)
*насупив брови*
дай сюда кошелек...
*пробежав пальцами по шелку надписи бросил его в огонь, поглядел в глаза*
запомни, девочка, кузнеца Демигода ты не видела - это легенда, миф... был такой... теперь нет... вижу, что рот на замке ты держать умеешь, а потому мне не стоит сейчас отдавать приказ голему подрезать твой язычок..

Disaster (13:50:48 25/01/2007)
(она рассмеялась)
- хахаха, не будь так наивен старик...не все что перед глазами бывает правдой
*она повернулась спиной к кузнецу
-не запугивай меня кузнец...Дэмигод...чай не дура, не жил бы иначе ты в такой глуши

Demigod (14:00:56 25/01/2007)
*вздохнул тяжело, морщины собрались на лбу, тень набежала на лицо, вмиг почувствовал гном все свои годы*
наляг на меха - печь нельзя остужать...
*некоторое время висела тишина, прерываемая лишь скрипом мехов и звоном перебираемых ресурсов*
мед... это были соты с медом тигровой осы... там в порту... тогда никто не верил, что я в одиночку забивал и матку и всю ее охрану...

Disaster (14:13:08 25/01/2007)
Ей ничего не хотелось говорить...все как всегда черствость и угрозы.. вокруг неё всегда так, тот кого она так искала ненавидит её за то что она убийца, но такая уж у неё судьба
тишину нарушил стук когтей на пороге
-это мой волк, наверное устал ждать...его зовут Дэм...

Demigod (14:35:17 25/01/2007)
растеряно гном почесал за ухом у волка (откуда ему было знать, что эта животинка не единожды уже отхватывала пальцы таким вот любителям потянуться к его загривку, но тут зверь только слегка зарычал и отошел в сторону)
постукивая молотом, гном погрузился в воспоминания
... он вспомнил как любопытства ради обошел весь человеческий остров, еще тогда поразившись как много там живет тех, кто убивает ради забавы, некоторых из них пришлось наказать... умирая они удивлялись тому, что гномы тоже могут стрелять из лука...
... он вспомнил как встретил на причале малышку... он голодными глазами следила за каждым куском мяса, который отправлял себе в рот, усевшийся на причале в ожидании корабля, орк... как затем его призывала к себе Мать
... он вспомнил как долго служил Матери, наплевав даже на собственное обогащение... как однажды она пропала и не отвечала на его призывы, а появившись вновь спустя многие месяцы, была словно чужой и отослала его от себя...
... вспомнил свою семью, дружную веселую в начале пути и озлобленную угрюмую после его "смерти"...
... вспомнил долгие годы скитаний... как он пешком через горы пробирался в Элмор, в поисках потерянного города...
... вспомнил и сам город - но там не было ответов на его вопросы...
... вспомнил даже терзавшее его еще утром беспокойство.... как хотелось вновь сорваться с места и уйти... зря, ой, зря не ушел...

Disaster (14:44:08 25/01/2007)
из воспоминаний его вернул легкий вскрик
*негромко выругавшись она схватила правой рукой свою левую, ошпаренную горячим воздухом, увидев его взгляд она отвернулась и по щекам побежали сухие слезинки
волк беспокойно поднял голову и заерзал на месте

Demigod (15:18:15 25/01/2007)
ох ты горе луковое... дай сюда
*гном взялся за руку и извлек из многочисленных карманов небольшую склянку с маслом, тут же приложил небольшую повязку и сам того не ожидая поцеловал поверх нее, увидев удивленно-ошарашенный взгляд девушки, он закашлялся и отвернулся*
я.. кхм.. я тебе потом мазь смешаю - будешь прикладывать... а сейчас отойди от печи... кинжал твой готов уже... заточить осталось, этим я без тебя займусь

Disaster (15:25:46 25/01/2007)
*она прижала руку к груди и села на лавку возле окошка, поглядела в окно и приложила голову к стене.. через некоторое время она уснула крепким сном, к ней поближе, опустив голову на колени придвинулся волк, обнюхал ошпаренную руку и облизнул, все то время что она была в стране снов волк не спускал глаз с гнома, который сновал по дому весь в работе и своих мыслях...
ей снилось что она маленькая, стоит на причале и есть тот самый мед.. снова...как и много лет назад.. она помнила всё.. все морщинки на его, уже тогда не молодом и суровом лице, как долго она его искала...

Demigod (16:36:43 25/01/2007)
волк лишь недовольно рыкнул, когда гном уже глубокой ночью перенес ее на свою постель... сам же кузнец спал, прислонившись спиной к горячей печи... камни, которые он когда сам поднял со дна реки щедро одаривали его теплом... и ему снились поля тишины, покрытые высокой травой, по которой волнами прокатывался ветер... и совсем нелепо на сухих стеблях смотрелись ярко-красные капли крови, предательски указывавшие дорогу преследователям... до катакомб, где ждали его свои, оставалось совсем немного, как воздух взвизгнул и стрела вошла аккуратно под колено...

... утро выдалось мрачным... капли дождя барабанили по крыше и скатывались с навеса... хмурая пелена нависала, не позволяя увидеть даже то место, где тропинка, проложенная от лачуги забегала в лес...
гном сидел за столом и потягивал отвар из ароматных трав... чайник тихонько побулькивал в печи, иногда с шипением по его боку прокатывалась очередная капля...
- С добрым утром, Диса, - гном сказал это ровно за мгновение до того как девушка, видимо гордившаяся своим умением подкрадываться незаметно со спины, хотела опустить свои руки на плечи гному. Она вздрогнула, остановила движение и села напротив

Disaster (16:47:55 25/01/2007)
пахло весной, как в горах когда она была у гномов, горами и весной, тихая мирная лачуга... пламя трещало в печке, домашний очаг, она не знала его...таверны в городах были её пристанищем, открытое небо и море.. вот её жизнь.. она видела только её, и своих друзей, таких же разбойников, лишенных прошлого и будущего...
в его руках все ладилось, она втянула аромат глубоким вздохом, пытаясь его запомнить...
- спасибо за кинжал, я более не потревожу твоего покоя...
она взяла его руку и вложила туда медальон:
- если ты не берешь денег.. возьми хотя бы подарок, этот камень - слеза Евы.. мы добыли его с командой
задержав свою руку на его.. она встала и направилась к занавеске.. он услышал как она застегивает камзол. волк, наевшийся бульоном, что сварил гном лениво встал с места и направился к двери, ожидая свою хозяйку. она открыла занавеску, одела на плечо колчан со стрелами и лук, поправила пояс с метательными ножами, взяла кинжал с наковальни и подошла к свету.. он был великолепен...играл в бликах света..

Demigod (17:01:40 25/01/2007)
гном не стал ее провожать... он стоял у печи и мерно ударял молотом по наковальне... скупые предательские слезы высыхали, не успев укрыться в густой бороде...

весь день прошел в повседневных делах и лишь под вечер, он услышал совсем рядом легкие человеческие шаги... улыбка осветила морщинистое лицо и, забыв об осторожности, гном, настежь распахнув широкие ворота кузни, выбежал навстречу...

тетива взвизгнула, как и тогда, но не было спасительного колодца, куда можно было упасть и откуда его полуживого вытащили друзья... стрела вошла точно в грудь.. чуть левее от центра... гнома отбросило на наковальню, но удара головой он не почувствовал... раскаленная заготовка отлетела в кучу соломы в углу и когда опустилась тьма на месте кузни лишь теплились угли, и те спешно гасил дождь, видимо заботясь о том, чтобы огонь не причинил вреда лесу…

Disaster (17:12:36 25/01/2007)
время выдалось тяжелое, по городам шерстили, искали воров и бродяг, в портах стало не безопасно...начались тяжелые времена для её команды, нужно было принимать решение...
стоя на берегу перед отплытием корабля она мысленно желала ему дожить свою жизнь счастливым, вокруг сновали матросы, собирая спешно пропитание и вещи, уплывали далеко, чтобы навеки затеряться в морях и неизведанных землях.
тяжело вздохнув она поглядела на Дэма
- ты ведь тоже хотел остаться?...
стряхнув с себя печаль она уверенно ступила на палубу, сжав рукоятку кинжала, единственную вещь, имеющую смысл в её жизни...
"Снимаемся"...холодный морской воздух встречал их в каждом порту, такова была их судьба...

Demigod (17:14:30 25/01/2007)
веселый весенний ручеек уже отделался от горькой черной сажи и теперь игрался небольшим медальоном с камнем, то засыпая его песком, то вновь позволяя увидеть свет… рукой мастера с одной стороны была выгравирована руна, а с другой литера “D”…
прямо над ручьем склонялась старая ива... из небольшого дупла лениво выползла юная матка тигровой осы... она подставила свои крылья весеннему ветру и начала двигать усиками в поисках запаха цветов.... лето здесь такое короткое, а соты предстояло наполнить до отказа

***

ПЕСЧИНКИ ВРЕМЕНИ

Disaster (20:33:39 2/02/2007)
Что такое жизнь воина?..
Война, потери, думаю, каждый из них проходил этот путь…спасение жизни от смерти одних…неизменно приносит другим нашей рукой погибель, жестокость и ненависть в пылу боя, кровь и печаль после…
В тот день было так же…
С чего начать рассказ мои друзья?…в то утро рассвет был кровавый…словно кто-то разлил красную краску по горизонту… в то утро молодая шаманка глядя на рассвет плакала, плакала о тех, кто через несколько часов уйдет в просторы загробного мира…

Demigod (23:59:16 2/02/2007)
юный клерик, тщательно обтирал свой узорчатый посох - ведь каждое пятнышко может сказаться на прочтении заклинания, а значит и на чьей-то жизни... с юных лет он привык, что в его руках жизнь других... он видел, как умирают, видел, как возвращаются с того света... видел пустоту и растерянность в глазах воинов
сейчас он наблюдал за тем, как в лучах рассвета сотрясалась в плаче орочья дева, видимо думая, что никто ее не увидит и не услышит... он встал и пошел в ее сторону
- Выпей. Это поможет, - он протянул шаманке небольшую фляжку с настоем трав, которые сам долгое время отбирал по разным частям Адена...

Disaster (13:49:30 3/02/2007)
она отвернулась...
"Мне не нужны твои бутыли… Чем они помогут?… Души вернувшихся каждый раз умирают... до тех пор, пока не уходят совсем... я слышу их стоны и мольбы после смерти... я вижу их, когда они живы... сегодня смерть заберет много жертв, мертвые уже готовятся ко встрече в царстве тьмы" она вытерла слезы с лица и повернулась к лекарю "сегодня многие будут зависеть от тебя... очень многие..."

Demigod (14:07:37 3/02/2007)
- то, что ты только видишь - проходит через мои пальцы, - парировал парнишка, - то, что ты слышишь, колышет волосы на моей голове... я могу задержать воинов на этом свете, но я не всесилен... если они сами рвутся к смерти - что могу сделать я?
немного погодя он добавил:
- тем более, что первые стрелы враг наточил для меня... а я даже не знаю с кем мы воюем, скажи мне шаманка? ты не первый раз на войне, расскажи мне, что это за война такая, где сошлись все расы, где брат может пойти на брата? где кузнеца могут убить выкованным им же молотом? где те, кто еще вчера пили эль за одним столом, готовы зубами вырвать друг у друга кадык? для чего все это? с кем мы воюем и за что?

Disaster (14:21:05 3/02/2007)
"Эта война так же стара как мир... война добра со злом... война одного порядка против другого, что нас ожидает?… Мы не знаем… я и мой род приняли сторону добра, но сегодня духи моих предков взволнованы, я чувствую, что сегодня линия моего рода оборвется в это схватке", тяжело вздохнув, она подошла к краю утеса... поглядела на огромных големов и механические машины, что гномы в спешке готовили к битве. "Я буду молить предков тебя сохранить Лекарь, ты очень нужен нам сегодня" с этими словами от костра к клерику потянулись языки пламени, словно обволакивая его со всех сторон "Не бойся, пусть это пламя хранит тебя от лезвий и стрел, пусть твоя богиня дарует тебе удачу..."

Demigod (15:15:42 3/02/2007)
- пусть дарует ее и тебе, - и в этот же момент воздух огласил рев полкового горна - общий сбор... солнце показалось над горами, осветив сначала небольшие гербовые флажки на верхушках палаток, затем поползло ниже и резануло по глазам... Лекарь сощурился, шаманка же спокойно приняла обжигающий свет, глядя на выползающий диск, она неслышно шевелила губами...
- пока мы еще живы, - его лицо осенила улыбка, он протянул руку - меня зовут Аграс

Disaster (15:30:12 3/02/2007)
нежно улыбнувшись, она поводила по воздуху пальцем, оставляя огненный след "Ниамей"
"Ты не умрешь... за твоими плечами еще длинная судьба", - сделав небольшую паузу, она добавила: "Клерик Аграс"

Лагерь, словно огромный муравейник, зашевелился, рев ездовых драконов, в дальнем углу седлали виверн, те недовольно дышали отвратным запахом сгоревшей плоти и мотали хвостом, своенравные животные, но незаменимые. Скрежет затачиваемых ножей, молитвы богам, рев пантер и волков, которые преданно служили своим хозяевам, тяжелые повозки с боеприпасами уже отправлялись в путь, волы, что их тащили, раскачивались из стороны в сторону.
"Началось" они спустились с горы, каждый к тому месту, где и положено им быть. Шаманка поднялась на круглую площадку, что была посреди лагеря, там уже собрались шаманы всех родов, лагерь затих, удары барабанов разорвали тишину...
в одно мгновение больше десятка шаманов стали читать молитву, огненные ленты, словно руки, обнимали всех воинов, даря им надежду и уверенность...

Demigod (16:33:09 3/02/2007)
если бы кто-то поглядел на лагерь со стороны - то, скорее всего, подумал, что сотни людей, орков, гномов, эльфов темных и светлых передвигаются беспорядочно, словно пыль в лучиках света, каждый сам по себе, сумбурно и невнятно. Однако, на самом деле все действия были заранее продуманы и каждый из бойцов знал свое дело.
Задача юного Аграса была просто и элементарна - он делал то, что мог - освящал оружие подходивших по очереди воинов. Заклятие было простое и не требовавшее особых умений, однако бойцы подходили нескончаемым потоком, и вскоре ему пришлось отойти в сторону, чтобы, не мешаясь другим, подкопить силы. Мысли почему-то вновь вернулись к шаманке, - Ниамей, - он повторил это вслух, перекатывая буквы на языке, словно мягкие ягоды земляники.
Из мечтательного оцепенения его вывел резкий звук боевого горна - не ясный и чистый их армии, а хриплый и низкий, где-то совсем рядом, казалось он раздавался из-под земли.
Проходивший мимо капитан резко взмахнул рукой - Аграс поднялся и направился следом. Его определили в отряд. Хмурый человек в тяжелых доспехах, гном, лицо которого было смутно знакомо, два эльфа-лучника, с некоторым подозрением озиравшихся на лучника темного, который надменно улыбался, глядя куда-то вдаль, но приказы здесь отдавал не он, а хмурый орк с тяжелыми кастетами на боку. Он пристально поглядел клерику в глаза и сказал: "смотри в оба, парень, я обещал своему сыну вернуться через два дня, а у каждого из них тоже есть семья"...
Звук чужого горна вновь прозвучал - на этот раз явно ближе. Аграс осмотрелся по сторонам, силясь увидеть приближение вражеской армии, но вокруг все оставалось по-прежнему спокойно...
- По местам, - скомандовал орк, - они приближаются.

Disaster (17:00:06 3/02/2007)
стоя на площадке рядом с другими шаманами посреди лагеря, она оглядывала войско... разные расы… разные судьбы...
провожая взглядом своих собратьев, старалась запомнить их лица, чтобы узнать… если им суждено погибнуть, когда они придут к поминальному костру после битвы, или узнать в них победителей, вернувшихся с поля битвы, слеза катилась по её щеке. Сжав амулеты на своей шее, она с болью в сердце смотрела им вслед, но, не оценив силы, сжала кулак слишком сильно, по ладони алой струйкой побежала кровь, поглядев на руку, увидела, что рана напоминает ей ангела, улыбнувшись, произнесла "Аграс".
"Ему не суждено погибнуть, молодая шаманка... это не его судьба... не тревожься и смело иди в бой, каждая крупинка важна в песочных часах, она создает ход времени" - с этими словами эльфийский оракул освятила её своим знамением и вручила топор и щит.

она следовала за спинами своих братьев, смелых и сильных, отважных, как и их отец, они всегда были опорой, защищали от неприятностей и брали её шалости на себя... пришло время и ей позаботиться о них. Звук чужого горна полоснул как лезвие по взволнованному сердцу...

Demigod (17:49:05 3/02/2007)
Успели построиться вовремя. Вместе с очередным воем рогов, словно из воздуха проявились первые ряды вражеской армии, к удивлению многих это были не закованные в латы тяжелые пехотинцы, а маги-смертники... До того как рухнуть после залпа светлых лучников они успели выпустить 2-3 заклинания по тщательно выбранным целям. Ни старейшины эльфов, ни священники людей, даже не успели рта открыть, как их подопечные падали навзничь, растерзанные порывами огня, воздуха и воды. Где-то закричали раненные - их тела расползались, поддаваясь быстрому гниению, лопались с сухим треском сухожилия и мышцы.
Почти сразу же нахлынула вторая волна. Раскрашенные в боевые цвета воины с кинжалами, мечами, кастетами, топорами наперевес быстро приближались, норовя просочиться в образованные первой атакой бреши в обороне, кое-где им это удалось и там уже шла резня... где-то они наткнулась на стену копий, которые успели выставить защитники в тяжелой броне.
Аграс видел, как темный эльф вскочил прямо на одну из выставленных вперед пик, и, легко перебежав прямо по каскам воинов из передних рядов, с диким криком ринулся на небольшой отряд скаутов, успев перед своей кончиной положить практически половину совсем еще молодых лучников. Враг не жалел ни себя, ни уж тем более других.
Руки работали сами по себе, выводя привычные заклинания. Лечение понадобилось орку – до него добрался вражеский кинжальщик. Тут же в бой вступил гном, ему удалось с одного удара оглушить приблизившегося по неосторожности слишком близко темного и спустя мгновения эльфы сделали из него решето стрелами. Далее понеслось со скоростью, к которой Аграс не привык. Сердце сжалось, когда внезапно под мощными ударами сполз на землю один из эльфов, но останавливаться, чтобы попытаться поднять его, клерик не мог – могли пострадать живые. Иногда приходилось наотмашь бить посохом по подошедшим слишком близко врагам, по плечу текла кровь - хорошо, что стрела прошла правее. Упал гном. Сил не осталось - пришлось прислониться к стволу упавшего дерева. Было больно в груди от осознания беспомощности, но он вынужден был наблюдать, как умирал темный из его отряда... орк был на последнем издыхании... человек тоже... каким-то чудом вертелся еще один светлый... словно зная, откуда идет следующий удар...
Аграс огляделся вокруг и вдруг с ужасом осознал, что их фланг отрезан от армии... они были обречены...

Disaster (20:01:15 3/02/2007)
крик сотряс воздух, над самой головой пролетели вирмы с камнями в цепких лапах, устремляясь вперед, они сбрасывали их над вражеской армией.
бой начался, но она знала это, не потому что видела, а еще раньше, когда услышала, услышала, как души умерших молят о том, чтобы их вернули в тела, видела, как они мечутся и плачут, чувствовала, как их съедает гнев и ненависть.. но самое страшное, это когда души исчезали, просто умолкали. "Некроманты" пронеслось у нее в голове...
начинался истинный кошмар: свои вынуждены были убивать своих же.
В голове гудело от криков и боли, она зажимала уши руками, стараясь осилить эту боль, что передавалась ей с каждым убитым, с каждой мучающейся душой.
Земля под ногами дрожала, где-то впереди выпустили големов, те размахом рук сметали и врагов и своих, уничтожая все. Виверны врагов выхватывали людей из рядов, бросали их в полете, некоторых успевали ловить маги своими заклинаниями, смягчали падение.
Её трясли чьи-то сильные руки: "Ты слышишь, время пришло, будь сильной, мы будем рядом!". С её глаз спала пелена затмения: "Паагрио, я призываю тебя, наполни силой наши тело и разум, влей в нас огненную кровь, сделай нашу кожу тверже стали, проясни мысли от всего лишнего!". Слова поглощал рев и крики...
Её братья обрушивали на врагов мощные удары, круша и уничтожая, шаманка стояла в самой середине, от неё было лишь слышно "Молчание! Промах!", она ставила клеймо врагам на неудачу и ломала их дух к победе, высасывала магическую силу у магов и поджигала воинов, мучительные крики разрывали воздух, братья ложились один за другим у её ног, боль разрывала сердце и тело, но останавливаться было рано... Силы были на исходе.. вымотанная и раненная она опустилась, опираясь топором о землю..."РРрааааааа!!!! Прорвемся сестр.." - с этими словами орк упал на землю, пронзенный стрелой в самое сердце... От злости и бессилия она сжалась в комок и закричала... О том, что произошло потом еще долго рассказывали после... огромная волна огня, берущая начало у ног шаманки испепелила все вокруг себя, выжгла почти все на своем пути на большое расстояние вокруг...

Demigod (23:48:15 3/02/2007)
Казалось, что все кончено... он из последних сил поддерживал жизнь в эльфе. Тот уже отбросил лук в сторону и тяжело взмахивал кинжалом, пробиваясь в сторону своих… в его глазах сквозила тоска обреченности.. в глазах клерика не было даже и того.
Вдруг откуда-то рвануло горячим потоком воздуха, гораздо сильнее, нежели от плевка виверны. Нападавшие, которым оставалось лишь пару раз взмахнуть своими мечами остановились и начали медленно пятится назад…
Почти в самом центре долины в воздух поднялся огромный столп огня, сметая все на своем пути, пожирая остатки пожухлой травы и облизывая тела убитых. В самом центре пламени виднелись очертания человеческой фигуры…
- Ниамей, - имя само появилось в голове и начало расти в ней, вырвавшись криком, - НИАМЕЙ!!!
Он видел, как шаманка прогнулась в огне, и ее тело начало подниматься вверх. На какое-то мгновение клерику даже показалось, что очертаниями пламя напоминает огромного пылающего орка, державшего девушку на руках, но это прошло.
Вокруг бегали воины… кто-то в панике убегал, кто-то устроил фанатичную резню, пользуясь растерянностью врага… к чести командующего армии он сумел собрать несколько отрядов и теперь они догоняли и добивали бьющихся в ужасе солдат противника. Победа была близка…
Они с эльфом добежали до крупного отряда. Там его пытались вновь определить к кому-то, но парень был вне себя... он огромными глазами смотрел на постепенно стихающее пламя... смотрел, как медленно опускалась в нем на землю шаманка... и ноги сами несли его туда... он запинался о трупы, падал, вставал и снова шел, постоянно повторяя:
- Ниамей, Ниамей, Ниамей...

Disaster (00:11:07 4/02/2007)
шаманка опускалась в пепел, что сотворили её силы, на одежде блуждали огоньки пламени...на теле горели ровным сиянием древние руны, постепенно их свет затухал...а вместе с тем и голос, что говорил с ней, постепенно менял тон и...это был уже не он, но другой… такой же родной… вторил её имя...

Demigod (00:30:52 4/02/2007)
на его одежде смешались кровь и пепел... он подхватил девушку, положил ее голову себе на колени и начал читать все известные ему заклинания, чтобы придать ей сил, вмешивая в них сбивчивые речи:
- вот и все... а ты говорила... род прервется... Ниамей... милая Ниамей... все прошло... ты нас всех спасла... и сама выжила... а мне казалось, словно сам Паагрио... все прошло... все уже хорошо...

вокруг толпились люди, но они боялись ступить в круг пепла, даже генерал потоптался немного у кромки, что-то невнятно пробормотал, покачал головой и отправился к себе в палатку с офицерами... а солнце медленно погружалось за горы и на этот раз его диск не был кровавым, он был алым, словно огромный цветок мака весной... и в его лучах еще долго могли сотни воинов видеть силуэты сидящего юноши и положившего ему голову на колени девушки...

Disaster (00:39:36 4/02/2007)
"вот такая вот история", - произнесла уже не молодая Жрица огня своим ученикам, проходя по полю красных как огонь цветов..."история о том, как каждая песчинка творит время"
"а что стало с ними потом?" - едва слышно спросил молодой шаман

Demigod (00:48:13 4/02/2007)
К группе подошел пожилой мужчина с длинными волосами и седой бородой:
- Утром их уже никто не видел. Конечно же, их искали по всему континенту, рассылали гонцов по городам, но бесполезно... тем более, что все очевидцы по разному их описывали... может они до сих пор живут где-нибудь, а может боги забрали их к себе, кто знает...
Мужчина улыбнулся:
- Юные дети Паагрио, вы позволите мне украсть у вас старшую жрицу?
Малыши разулыбались и закивали
- Вот и замечательно, - он обратился к жрице, - а вы любезная, не составите мне компанию в прогулке по лесу?

***

МАЯК

Одинокий маяк стоял на выступе, о камни у его основания разбивались огромные синие волны, море как всегда спорило с землей - омывая и точа огромные зубья скал...
На самом верху, припав руками к окну, стояла девушка, тяжело дыша и выдыхая на стекло, от которого то покрывалось испариной, она тоскливо глядела вдаль на волнующийся горизонт...
Надежда мелькнула в сердце, когда белый парус появился на полосе между небом и бесконечной водой. Чем ближе подплывал корабль, тем сильнее трепетало её сердце от надежды и страха...от страха, что и его постигнет та же судьба, что и многих других, до этого...
Крик ужаса и бессилия вырвался из её уст, когда вокруг корабля, подплывшего совсем близко к земле, начала подниматься вода...это был снова Он, как всегда ненасытный!! Она сыпала проклятья, забыв, что её Никто не слышит...
Огромный столб воды навис над кораблем, обретая форму, он превращался в белого дракона - грозного, ужасного. Обвивая корабль своим огромным хвостом и повернувшись в сторону маяка, чудовище сжало хватку, разломав на щепки судно, словно легкое перышко, и вместе с тем - все её надежды на вызволение.....
Еще долго водный дракон вздымал волны и забавлялся с теми, кто выжил, топя их, заставляя идти на дно. Душераздирающие крики разносились над гладью воды...
Когда все закончилось, над морем нависло серое облако дождя, началась заунывная морось. Волны успокоились, тщательно скрывая все произошедшее, словно заметающий следы вор, как будто ничего и не случилось...

Столб воды возник перед маяком так, что пленница смогла заглянуть Чудовищу в белые, огромные тоскливые глаза, отпрянув от стекла, девушка в страхе закрыла лицо руками, слезы покатились по щекам: "Я ненавижу тебя!! НЕ НА ВИ ЖУ!".
Дракон взревел так, словно десятки скал раскололись одновременно где то совсем рядом, окна тряслись, а рев проникал, казалось, в самую глубину сознания. Она зажала уши руками и упала на пол, сжавшись в комок...
В этом вопле отчаяния монстр разбился волной о маяк, разлетевшись на тысячу брызг, и снова растворился в морской пене, чтобы появиться вновь, когда придет время...

Дракон лежал в горькой морской тине, в тоске скрепя зубами. Столько холодных лет, столько мокрых зим… А корабли всё идут и идут. Он боялся сомкнуть глаза даже миг…нет, на полминутки, что бы быстрая тень наверху не обогнала его однажды, украв надежду, нет, тень надежды, призрак…ведь он знал, что сколько бы лет не продержался, наверх – по скользким ступеням винтовой лестницы - он не поднимется н и к о г д а…

***

Ворон

Широкие столбы дыма поднимались над деревней, здесь пахло жестокостью, кровью, местью и…смертью…
Между кострищами, что когда-то были домами, блуждали фигуры, разыскивая живых, чтобы отправить их к праотцам. Стоны разносились отовсюду, постепенно их становилось все меньше.
Хрустнув плечами и размяв кисти своих непомерно больших рук, он прислушался к звукам вокруг - раненных стало намного меньше. Тех женщин, что еще в состоянии ходить они уведут в рабство, тех, что еле дышат - прикончат.
Внезапно, гигант услышал звук, что отличался от этой тянущейся из криков умирающих песни смерти, это было дитя…
Откинув огромные доски, что закрывали развалины дома, увидел, что под ними лежала женщина, закрыв своим телом маленького мальчика. Брезгливо оттолкнув её ногой, он замахнулся, чтобы отдать душу младенца духам подземного мира. Но, вот так же когда-то над его сыном заносили топор, и так же его лишили смысла жизни…сыну был тогда едва год…
Неуверенно и медленно воин опустил руки, меч упал на землю, горькая слеза потекла по щеке орка. Воспоминания закружились в голове, словно вихрь: юная жена, первые шаги ребенка. Как долго он оплакивал их потерю, как сгорали два костерка, навеки унося их души.
Встав на колени перед ребенком, долго смотрел на него: черные как перо ворона волосы, на крохотной шее висел знак богини Ейнхазад, на оборотной стороне которого - гравировка «Виглаф». Сын местного служителя церкви, он явно должен был стать наследником, его отец до последнего защищал жителей.
Орк поднял ребенка с земли, тот поместился на одной его руке. Младенец сразу вцепился в ожерелье на могучей шее своим кулачком, что было сделано когда то для его жены, за руну, на которой было начертано её имя…

Через несколько часов на месте деревни осталось лишь пепелище, орочий отряд продолжал искать своих погибших и раненных…Они кричали его имя, называли его Братом, призывали Паагрио к тому, чтобы он указал где лежит их сородич…
Грустные глаза следили за всем из чащи леса, воин мысленно просил прощения у рода и бога огня. Темная фигура растворилась в непроглядной темноте леса…
«Во-о-р-о-о-он»…шептали лесные духи вслед гиганту с младенцем на руках…

***

а этот текст я писала на ивент для орков нашего клана, если кто понял )))

Тревожное чувство охватывало её весь день, с самого рассвета огненного солнца. Выйдя с утра на охоту в горячие пески Вестленда, шаманка поглядела в голубое небо и подумала про себя, что сегодня должно произойти что-то особенное, необычное. Ночью ей приснилась деревня, и храм Паагрио, те места, где прошло её детство. Девушка всегда была одна, познавала мир в одиночестве, начиная с окрестностей и обитавших там лисиц и волков, и далее, обитателей пещер и леса.
Ей приснилась Пещера испытаний, которую навещали все орки перед своим отбытием на большую землю. Голоса предков в её видениях говорили, что она должна вернуться, что пора отдать старый долг. Проснувшись с утра, оркесса решила, что непременно посоветуется для начала с одним из старших братьев. Закинув за спину щит и прицепив тарбар к поясу, Ниамей направилась на охоту в жаркую пустыню. Горячий воздух, исходящий от земли могли вынести лишь создания огня и солнца, големы и красные муравьи, обитавшие здесь в изобилии, казалось, даже не замечали этого пекла.
Кинув кусок мяса убитого муравья на раскаленный камень, она отошла на несколько метров, прячась в спасительный тенек. Главное не проворонить момент, иначе соберутся нежелательные гости. Услышав шуршание лапок насекомых, оркесса устало поднялась на ноги и разбила об оружие заряд с силой духов. Жаркое солнце обожгло её кожу, бой начался...

Эльфы брезгливо морщили нос, когда уставшая, но довольная шаманка тащила на себе мешок с мясом муравьев. Представляя, какой от неё исходил аромат, она лишь насмехалась над их недовольными лицами. Зайдя в трактир, где, как правило, можно было найти её братьев в свободное время, охотница кинула на стол трактирщика мешок с мясом муравьев, через пару мгновений послышался звон монет: "Как раз хватит на путешествие домой, только вот на дорогу обратно, ладно, что-нибудь придумаю".
Дверь широко распахнулась, и в комнату вошел тяжеловесный орк, приветливо махнув рукой, он рухнул на скамью возле входа и не произнес ни слова, пока расторопный трактирщик, кряхтя, не приволок бочонок холодной как лед воды. Выпив его залпом, дестроер улыбнулся Ниамей: "Что привело тебя сюда, Сестра?". Усевшись напротив своего брата, оркесса ответила: "Странные сны мне приснились сегодня, Сас, что-то беспокоит духов наших предков, они зовут меня назад, в Пещеру испытаний". Орк нахмурил брови и откинулся на спинку скамьи: "Что же им понадобилось от тебя? ". Взгляд зеленого гиганта стал еще тяжелее, резко встав из-за стола, поправил ремень на плече и шагнул к выходу: "Если поторопимся, будем в пещере к вечеру".

Родная земля наливала мышцы силой, вены наполнял огонь, что дал им когда-то жизнь. Дестроер вдохнул горный воздух полной грудью, и медленно, с наслаждением выдохнул. Девушке показалось, что и без того огромный по своим размерам брат стал шире в плечах и твердым как скала, мурашки пробежали по её телу. Да, её братья всегда были грозными воинами, полными отваги и храбрости. "Пойдем?" - Сас уверенной походкой направился к выходу из деревни. Вспомнив о том, что привело их сюда, шаманка, нахмурив брови, направилась следом, но, не успев сделать нескольких шагов, зацепилась за небольшой светильник с огнем, на котором был изображены древние руны: "Дом", гласила одна из них. "Неужто знак?" - пронеслось в голове у шаманки. Растерянными глазами молодая оркесса поглядела на изрядно обеспокоенное лицо брата. "Да нет, все будет хорошо" - орк отцепил одежду оркессы и похлопал её по плечу ободряюще. Одолеваемые каждый своей думой, они вышли из деревни.

Прошлое закружилось над ними, они вспоминали, что привело их в деревню, как они там появились, и что было уготовано им до этого дня. Солнце медленно провожало их к пещере через тропинки, покрытые снегом и легким инеем. На них было мало одежды, ведь на материке не бывает снега, но разве может родной снег холодить? Так тепло им давно уже не было, снег в горах Элмора был теплее самой толстой шкуры медведя с Большой Земли, выделанной руками умелых гномов. Поглядывая вниз с обрыва, шаманка видела монстров, что заселили эти земли, все меньше охотников посещало эти места, скоро монстры совсем близко подступятся к деревне, жаль.
Девушка оглядывала все, стараясь унести в памяти воспоминания своей родной земли, даже те следы, что оставлял идущий впереди Брат.

Сердце замерло, когда из-за гор показалась скала в виде головы волка. Все внутри просило не ходить туда, но зов предков для шамана всегда значил многое, что за шаман, который не следует зову крови и не внемлет просьбам своих праотцов? Неуверенной походкой она вступила на ступени пещеры и погрузилась в пещеру. На полу извиваясь и предупреждая о себе семенили огненные саламандры. Послышался лязг оружия, огоньки настенных факелов осветили огромный двуручный меч в руках орка, преграждающего ей дорогу массивной, словно ствол дерева рукой, брат как всегда защищал её. Огненные ящерицы разбежались в разные стороны, почуяв новую угрозу, из ближайшего тоннеля, переливаясь, выходили удивительные по красоте создания. Развернувшись, воин уверенно направился к освещенному проходу, в котором его уже ожидали сверкающие, словно гладь озера, Лунные кошки. Блеснув бездонными глазами, они ринулись на него, отражая красный свет факелов, сотней бликов. Огромный меч разрезал воздух, послышался звук разбитого стекла, рассыпавшегося мозаикой на пол и стены пещеры. Со щеки воина стекала капля крови, вытерев её тыльной стороной ладони и стряхнув стекло с доспехов, Сас двинулся в глубь пещеры. Шаманка, вытащив тарбар и щит, направилась за ним, зов предков становился все внятнее и отчетливей. Гигант вытащил из стены факел и понес перед собой, нежить, что заполонила коридоры от многочисленных убийств, расползалась по теням, шипя от бессилия. Это было испытание для молодых воинов, любой опытный вояка знал, как с ними бороться, потому они бессильно шипели и грозили костяшками в след двум фигурам, проходящим мимо.

Войдя в огромный зал, охраняемый скелетами, Сас отбросил в сторону факел и концом огромного меча провел по земле, раздался жуткий скрип, все стражники - скелеты повернулись на неожиданные колебания земли. Громкое шипение и громыхание костей заполнили комнату, скелеты были в ярости. Это явно доставляло удовольствие Старшему брату. Шаманка видела этот азартный блеск в глазах не раз. Отступив, она, оперевшись на ручку тарбара, ожидала, что будет дальше.
Высоко подняв тяжеленный меч, словно игрушку, воин метнулся в самую середину, прокручивая его над головой, словно победный флаг. Орк сносил скелетам головы, дробя их в вековую пыль, оставляя огненный след от меча. Обугленные кости падали на пол к его ногам одна за другой. В этот момент он вызвал восхищение, битва для него - жизнь, его кровь - огонь, настоящий сын своего Бога. Уверенной походкой она подошла к брату, ожидавшего её в самой середине догорающего костра из костей и кусков полусгнившей плоти. Переступив через огонь, Сас закинул меч обратно за спину и проследовал за Ниамей к алтарю Паагрио.

«МЫ ждали тебя, преклони колено, Дитя огня» - взору девушки явился глубокий старец, на груди у призрака висел знак власти. Орк, удивленный слегка тому, что шаманка опускается, припал на колено перед алтарем, так и оставшись сидеть у подножия.
Некоторое время лишь потрескивание сгорающих костей стражников нарушало тишину комнаты. «Что они говорят, Ниамей?» - напряженным голосом промолвил гигант. Юная шаманка повернула испуганное лицо к своему брату: «Когда то моя мать, ради моего спасения обратилась с молитвой к духам предков, в обмен на спасение пообещав, что дочь станет вечной жрицей в храме Паагрио. Они говорят, что время пришло. Что моя душа обещана храму Паагрио». Печаль читалась в глубоких глазах оркессы. Дестроер вскочил на ноги: «За что? Разве можно забрать душу?». Он подлетел к оркессе и встряхнул её за плечи: «Говори, что еще они сказали?». Словно загородив шаманку от невидимой силы, орк встал перед ней и на всю пещеру, по всем закоулкам разнесся крик: «Она всегда была предана Паагрио, и нашим предкам, за что вы хотите забрать у неё самое дорогое?! Её жизнь?! За что она перед вами так провинилась?!».
И без того хмурое лицо старца покрылось десятком морщин, костлявыми пальцами он проводил по белой от седины бороде и, приподняв брови, медленно начал говорить, чтобы шаманка не пропустила ни слова.

«Они говорят, что если ты считаешь, что моя душа стоит того, чтобы продолжать существовать на этом свете, прими испытание, Брат, их условие…» - слова шаманки были полушепотом в тишине пещеры. Орк встряхнул её еще раз: «Все что угодно, слышишь, я сделаю! Говори что они попросили!». Старец довольно кивнул головой и возле алтаря появился амулет: «Пусть наполнит этот амулет энергией 12 благих дел, славящих наш род, 12 шаманских молитв, 12 капель крови ваших братьев, отданных по собственной воле…..». Слова старца вторились из уст шаманки: «У тебя будет месяц, всего лишь месяц, чтобы все изменить. Пока ты не выполнишь задание, я буду пленницей этой пещеры, меня можно будет найти здесь».
Орк выпрямился и, подняв шаманку на ноги, крикнул в пустоту пещеры: «Я выполню! Выполню…» опустив голову к её лицу, он, заглянув в большие и влажные от слез глаза, медленно повторил шепотом: «Я выполню, сестра, В-Ы-П-О-Л-Н-Ю». Обняв её крепко за плечи, на прощанье, направился к выходу, чтобы не терять времени.
Шаманка с безграничной надеждой и великой печалью смотрела в след своему брату, понимая, на какие испытания он себя обрек, по щеке струилась слеза. Почувствовав, как невидимое пламя сжигает её, не причиняя боли, она растворилась в свете факелов, в томном ожидании благих вестей.

Воин шел вперед. Куда? сейчас это не имело значения, путешествие, разговоры по дороге в пещеру, испытание. Но он знал, он не бросит сестру в беде, не его удел, разум его чист и в душе все еще горит огонь Паагрио, он сделает это…
 ***

маленькие рассказики, накатывающие сиюминутно :)

Громко ворча под нос и ругаясь, гном перемещался по дому с немыслимой скоростью. Если бы кто-нибудь осмелился заглянуть сейчас к нему в мастерскую, то уж наверняка бы представил себе, как эту комнату топчет стадо диких свиней. Причина всему этому беспорядку была одна - кузнечный молот, его любимый кузнечный молот! Кузнец перебирал все ресурсы, что были в мастерской, забираясь в некоторые ящики чуть ли ни с головой. Задев случайно полку с аккуратно сложенными шкурами животных, он оказался накрытым сверху  килограммами мехов. Со стороны было похоже, что куча шкур вновь ожила, причем совершенно отчетливо она ругалась на гномском языке!
Выбравшись еле-еле из этой душной могилы он продолжил свои поиски, в его мастерской было много рецептов, те что ему были не нужны, или не пользовались особой популярностью, он складывал в стопку, в очередной раз откладывая разбор этой кучи ненужных бумаг. Было совсем не удивительно, когда наш уважаемый, но очень ленивый гном задел этот пылящийся столб, он незамедлительно разлетелся по мастерской, одарив хозяина хорошей порцией пыли.
«ААААЧХИИИИИ!!» - с этим душераздирающим звуком гном плюхнулся на попу. «ААААЧХИИИИИ!!»  - слезы от грязи, а может быть и от обиды, текли по его лицу, собирая пыль со щек и окрашивая его усы в пепельный цвет.
Злой и измученный гном сидел на самом верху горки со шкурами и, кряхтя и шмыгая носом, утирал слезинки с глаз. В этот торжественный момент и открылась дверь, на пороге стояла его молодая внучка, прищурившись, чтобы хоть что-то разглядеть, она легонько присвистнула и провела взглядом по коморке деда. На её плече спокойно лежал кузнечный молот…


***
про орка
Кастеты мерно ударялись по бедру, когда он, сидя верхом на ездовом драконе, медленно въезжал в ворота города. Его приезд не оставался незамеченным никогда, это был, чуть ли не единственный орк, получивший награду в мире Аден от самого Короля. Стражники приветствовали его поклоном, девушки провожали его взглядом, оглядывая безупречный торс и стальные мышцы, и невероятно красивое лицо для орочьей расы, даже опытные бойцы завидовали его славе и успеху. Он,  расправив плечи, продолжал свою дорогу, приветственно кивая знакомым лицам. Уставший, с долгой и не близкой дороги, страйдер под могучим орком сопел и издавал странные звуки, словно вот - вот упадет без сознания.

Оставив своего питомца на привязи у входа в таверну, и подкинув  несколько монет адены расторопному мальчишке, что подбежал с ведром корма к дракону, он широко и устало улыбнулся, посоветовав ему принести не одно ведро, и не совать пальцы куда не следует…в ответ ему было довольное чавканье и урчание его, пожалуй, единственного родного создания, оставшегося на земле Адена в тот момент.

 орк прошел в открытую дверь таверны. С утра здесь никого не было, как обычно, только гуляки, что не смогли уйти домой, но они мирно спали в углу на скамьях. На это он и рассчитывал.

Заняв ту часть, где солнце из больших окон не освещало стол, махнул  рукой трактирщику, и вскоре перед ним появилась кружка лучшего эля во всем городе... Поглядев на стену, он закрыл лицо огромными руками, и снова в его памяти  возникали лица тех, что уже никогда не будут сидеть с ним вот так за столом.

Храбрые воины, дети Паагрио - доблестные сыновья своих матерей. Под звуки барабанов шли они в бой, под звуки барабана принимали вечную свободу. Слезы на его глазах питались его печалью, соскользнув вниз, они падали на эмблему его рода, которую он носил с того самого дня.

Спрятав её обратно, выпил кружку до дна и, кинув монеты на стол, вышел. Подняв свой взор к небу, где кружилась стая птиц, словно души его братьев, он прошептал: "Я закончу наше дело, братья, я отомщу". Ясное солнце осушило его слезы и пригрело лучами душу...

Необходимо было закупить продуктов и еды для дракона, а так же тех магических штук, что делали гномы из кристаллов душ умерших, чертовски удобная вещь, пара капсул и оружие становилось словно живым, мощным, безудержным…

Гномы и люди сновали по местному рынку, предлагая товары и громко выкрикивая, завлекая к себе новых покупателей…

Ступая между рядов и завязывая мешочек с только что купленными кристаллами душ он остановился на мгновение, накрепко прицепляя сумку к поясу…каждый кристалл найдет свою цель, одну лишь цель, и месть будет быстрой и жестокой, он не будет церемониться с ним, ни секунды…

---

Созданий Бога огня питают силы из огня, это знали все, все кроме тех, кому не суждено было встретить следующий рассвет.

Он стоял посреди пылающего круга, что сотворил маг, как будто это должно было его удержать! Орк слышал, как над ним потешались, что он умрет, как и вся его деревня. Печальные образы всплывали в его голове, тела убитых братьев, матерей и жен, даже детей…Нет! Он не умрет! Не в ЭТОТ раз!!!

Взяв кастеты в обе руки, он ударил ими о землю со всей мощи, края их вонзились в мягкую почву, огонь, что только что должен был убить его, начал впитываться в сталь оружия. Наполняясь силой Бога, они становились огненно красными. Маг в ужасе отступал, Орк же заливался смехом…ужасающим, леденящим кровь.

 Выдернув кастеты из земли, он мчался прямо по огню, глаза светились ненавистью и презрением, он воистину походил на демона, восставшего из самого пекла…

Так и рождаются легенды…Когда после ночи битвы израненный и  измученный гигант упал на колени среди убитых им врагов и выпустил кастеты из рук, ладони которых были выжжены почти до кости пламенем Паагрио, он улыбался…впервые за это время...он улыбался...
 

 ***

"Я могу обуздать ветер" проговорил темный эльф на ухо маленькой девочке "гляди...только внимательно!"
подняв тяжелый посох одной рукой он очертил круг руками в воздухе. Волосы девочки затрепетал легкий ветерок., она заморгала от неожиданности, казалось что сам воздух вливался в руки Оракула, даруя ему скорость и силу ветра. Приподнимаясь в воздухе он протянул ей руку "не бойся". вокруг них закружился хоровод древних рун, которые  становились все четче, как будто до них можно было прикоснуться рукой. "это молитвы…молитвы наших предков, что просили защиты у стихий" он взял маленькую наследницу на руки и поднявшись над лесом,   замер и по доброму лукаво улыбнулся "а теперь держись!!"



Комментариев нет: